Комментарий к сессии ДипИФР-рус:

Вернуться к списку комментариев 

 

Июнь 2017 года

 

Ответ на консолидационное задание Июнь 2017 г.

в рекомендуемом для оформления виде можно скачать здесь:

>>> скачать в PDF <<<

 

 

Общее впечатление

 

Анализ мнений участников экзамена показал, что июньский экзамен ДипИФР-Рус 2017 года не был сложным. Он был не столь легким, как в декабре 2016 года, но, в целом, не должен был вызвать особой трудности для претендентов.

 

Несмотря на относительную легкость экзаменационного задания, общие результаты сдачи оказались средними и составили 40%. В эту сессию снова подтвердилась любопытная тенденция, характерная для русскоязычной версии экзамена: июньские результаты экзамена как правило значительно хуже результатов декабрьской сессии. На рисунке 1 представлены результаты сдачи экзамена ДипИФР на английском и русском языке. Обратите внимание, что результаты сдачи экзамена на русском представляют собой «пилу», вершины которой строго приходятся на декабрьские сессии, а нижние «зубцы» – на июньские сессии (единственное исключение – результаты июня 2013 года).

Нажмите на картинку, чтоб увеличить ее

Рис.1 Сравнение процентов сдачи экзамена ДипИФР среди англоязычных и русскоязычных претендентов.

 

Задание 1. Консолидация отчета о совокупном доходе и отчета об изменении капитала

 

Примечание 1. Указание экзаменатора о выбытии на начало отчетного периода активов и обязательств «Бета», существовавших на дату приобретения.

 

Разбор экзамена показал, что некоторых претендентов смутил следующий абзац экзаменационного задания в примечании 1:

«На 1 апреля 2001 года справедливая стоимость чистых активов «Беты» составляла 147 млн. долларов. Все указанные активы и обязательства были проданы, либо урегулированы по состоянию на 31 марта 2016 года».

 

Претенденты решили, что в данном абзаце описано выбытие компании «Бета» или, как вариант, прекращение деятельности «Бета» путем распродажи ее активов и обязательств.

 

Данное заблуждение было скорее всего вызвано тем, что, начиная с декабрьской сессии 2016 года, в программу экзамена включен элемент тестирования выбытия дочерней компании, что естественно породило тревожные ожидания претендентов. Эти-то ожидания и заставили некоторых претендентов считать, что в вышеприведенном абзаце описано выбытие дочерней компании.

 

Естественно, ничего подобного не имелось в виду. Экзаменатор данным текстом указал, что нет необходимости отражать в отчете о совокупном доходе корректировки активов и обязательств, связанные с приобретением компании «Бета». Так как активы и обязательства «Беты», которые подверглись корректировке до справедливой стоимости на дату приобретения, уже выбыли к началу отчетного периода.

 

Сравните вышеприведенный текст экзаменатора с аналогичным абзацем в экзаменационной сессии июня 2016 года, которое на тот момент никаких сложностей у претендентов не вызвало:

«На 1 апреля 2004 года справедливая стоимость чистых активов «Беты» составляла 70 млн. долларов. Никакие из активов и обязательств «Беты», существовавших на 1 апреля 2004 года, больше не находились в составе активов и обязательств «Беты» по состоянию на 31 марта 2015 года».

 

К слову сказать, выбытие дочерней компании так и не тестировалось ни в декабре 2016 года, ни в июне 2017 года.

 

Примечание 2. Условный выпуск дополнительных акций «Альфа» как часть возмещения при приобретении компании «Гамма».

 

Впервые в истории экзамена ДипИФР экзаменатор использовал условный выпуск акций в качестве одного из элементов оплаты при приобретении акций дочерней компании.

 

Вот как звучит этот абзац в примечании 2:

««Альфа» согласилась выпустить дополнительные акции «Альфы» в пользу бывших акционеров «Гаммы» 30 сентября 2019 года, если накопленная прибыль «Гаммы» за трехлетний период с 1 августа 2016 года по 31 июля 2019 года превысит целевое значение. На 1 августа 2016 года справедливая стоимость данного условного вознаграждения в виде акций составляла 26 миллионов долларов».

 

Учет данного возмещения регулируют пункты 40 и 58 МСФО (IFRS) 3 «Объединение бизнеса».

 

На дату приобретения данное возмещение необходимо отразить по справедливой стоимости как:

Дебет: «Инвестиция в дочернюю компанию»;

Кредит: «Собственный капитал – эмиссионный доход»;

Сумма: 26 млн. долларов (по справедливой стоимости).

 

В дальнейшем, изменение справедливой стоимости не отражается в отчетности (это требование стандарта). 

 

Выйдем за пределы экзаменационного задания и рассмотрим, какие проводки должна сделать «Альфа» 30 сентября 2019 года.

 

Если в результате дочерняя компания не достигнет запланированных показателей, то «Альфа» не станет осуществлять дополнительный выпуск акций. В этом случае никаких проводок не требуется. Отраженная в эмиссионном доходе сумма в 26 млн. долларов останется там же.

 

Если в результате своей работы дочерняя компания достигнет запланированных показателей, то «Альфа» выпустит дополнительные акции (допустим, 10 млн. акций по номинальной стоимости 1 доллар) и отразит данную операцию следующей проводкой:

Дебет: «Собственный капитал – эмиссионный доход»;

Кредит: «Собственный капитал – акционерный капитал»;

Сумма: 10 млн. долларов (по номинальной стоимости).

 

Примечание 4. Опечатка переводчика.

 

В русском тексте задания было указано, что «Альфа» завершило строительство объекта, по которому в дальнейшем необходимо рассчитать резерв на вывод из эксплуатации 1 апреля 2015 года (то есть за 2 года до отчетной даты). В английском варианте этого примечания стоит дата 1 апреля 2016 года (то есть первый день отчетного периода).

 

Безусловно, данная опечатка могла повлиять на решение претендента, однако, из дальнейшего контекста задания понятно, что строительство завершено 1 апреля 2016 года.

 

Примечание 6. Расчет эффективной и неэффективной части хеджирования денежного потока

 

Впервые в истории экзамена ДипИФР экзаменатор потребовал разделить изменение справедливой стоимости инструмента хеджирования на эффективную и неэффективную части. Во всех более ранних заданиях на хеджирование экзаменатор использовал упрощенный подход, считая все операции хеджирования денежных потоков высокоэффективными.

 

Однако в эту сессию экзаменатор указал не только изменение справедливой стоимости инструмента хеджирования (увеличение на 5 млн. долларов), но предоставил данные об ожидаемом увеличении денежного потока на 4 млн. 200 тыс. долларов.

 

Порядок отражения в отчетности данной ситуации регулирует пункт 6.5.11 МСФО (IFRS) 9 «Финансовые инструменты».

 

Эффективная часть хеджирования денежного потока отражается через прочий совокупный доход и рассчитывается как наименьшее из изменений справедливой стоимости:

  • инструмента хеджирования (5 млн. долларов);
  • будущих денежных потоков (4 млн. 200 тыс. долларов).

Неэффективная часть хеджирования (800 тыс. долларов) относится на прибыли и убытки.

 

Примечание 6. Ошибка экзаменатора. Неверная квалификация прочего совокупного дохода, связанного с эффективной частью хеджирования.

 

В своем ответе экзаменатор отразил сумму 4 млн. 200 тыс. долларов (эффективная часть хеджирования) по строке «прочий совокупный доход, статьи которого будут реклассифицированы на прибыль и убытки».

 

Это ошибка экзаменатора. Сумму 4 млн. 200 тыс. долларов необходимо было отразить по строке «прочий совокупный доход, статьи которого не будут реклассифицированы на прибыль и убытки».

 

В примечании 6 четко указано, что хеджируемый денежный поток связан с приобретением товаров. То есть в результате проведения данной операции в отчете о финансовом положении будет отражен нефинансовый актив в виде запасов.

 

Пункт 6.5.11.(di) МСФО (IFRS) 9 указывает, что в том случае, если хеджируемая операция приводит к признанию нефинансового актива (или нефинансового обязательства), то накопленная в собственном капитале эффективная часть хеджирования должна быть включена в балансовую стоимость нефинансового актива (или нефинансового обязательства). При этом данная корректировка не является реклассификационной корректировкой и не отражается ни в прибылях и убытках, ни в прочем совокупном доходе.

 

Примечание 1 и примечание 3. Подход экзаменатора. Учет внутригрупповых продаж при проведении теста на обесценение дочерней компании.

 

Хотелось бы обратить внимание читателей, на определенный подход экзаменатора при проведении теста на обесценение дочерней компании и наличии корректировки запасов дочерней компании на величину нереализованной прибыли при внутригрупповых продажах.

 

О чем идет речь. При проведении внутригрупповых продаж (когда материнская компания является продавцом), нам необходимо скорректировать (уменьшить) величину запасов дочерней компании на сумму нереализованной прибыли. И возникает вопрос: нужно ли учитывать эту корректировку при проведении теста на обесценение дочерней компании, или нет?

 

Многие учебные центры рекомендуют своим слушателям учитывать эту корректировку при проведении теста на обесценение. Однако, сам экзаменатор, последний раз применял данную корректировку в июне 2007 года, и в дальнейшем, на протяжении последующих 10 лет использовал более упрощенный подход, не корректируя запасы дочерней компании при проведении теста на обесценения.

 

Применение или не применение данной корректировки не является ошибкой, а относится к сфере учетной политики. То есть в данном случае, экзаменатор использует определенный подход, который упрощает для претендентов проведение теста на обесценение и позволяет последовательно решать экзаменационную задачу.

 

Если вы хотите подробнее ознакомиться с этим вопросом, то обратите внимание на комментарий к ответам экзаменатора декабрьской сессии ДипИФР-Рус 2015 года.

(прямая ссылка: http://msfo-training.ru/comment-dipifr-2015-12)

 

Задание 2а

 

Последнее тестирование МСФО (IAS) 17 «Аренда».

 

МСФО (IAS) 17 «Аренда» является «уходящим» стандартом, который тестировался в июньской сессии 2017 года последний раз. С декабря 2017 года на экзамене ДипИФР-Рус будет тестироваться новый стандарт МСФО (IFRS) 16 «Аренда».

 

В последние годы ярко проявилась тенденция, что экзаменатор старается тестировать уходящие стандарты в части, не противоречащей новым стандартом. Так было и на этот раз - МСФО (IAS) 17 тестировался с точки зрения арендодателя (учет аренды с точки зрения арендодателя идентичен в МСФО (IAS) 17 и в МСФО (IFRS) 16). 

 

В основном претенденты правильно идентифицировали, что речь в задании идет о финансовой аренде. Однако, многих смутило то, что приведенная стоимость минимальных арендных платежей оказалась меньше справедливой стоимости актива.

 

Здесь нужно понимать, как рассчитывается ставка, подразумеваемая в договоре аренды (в задании она равна 10%).

 

Ставка, подразумеваемая в договоре аренды, приводит минимальные арендные платежи и негарантированную стоимость объекта аренды к сумме справедливой стоимости объекта аренды и первоначальных затрат на заключение договора аренды.

 

При этом приведенная стоимость по данной ставке минимальных арендных платежей и приведенная стоимость негарантированной ликвидационной стоимости равна чистой инвестиции в аренду.

 

Чтобы было понятней, представим это выражение в виде формулы (1).

 

ЧИ = Приведенная сумма (АП + НЛС) = СпрСт + ПЗ                        (1)

 

   Где:

 

   ЧИ – чистая инвестиция в аренду;
   АП – арендные платежи;
   НЛС – негарантированная ликвидационная стоимость;
   СпрСт – справедливая стоимость актива;
   ПЗ – первоначальные прямые затраты на заключение договора аренды;

 

  Примечание: приведение (дисконтирование) сумм осуществляется по ставке, заложенной в договоре аренды.

 

 

Экзаменатор в задании не указал величину негарантированной ликвидационной стоимости, так как она никак не влияет на порядок решения. Но именно наличие негарантированной ликвидационной стоимости и приводит к тому, что приведенная сумма минимальных арендных платежей меньше справедливой стоимости актива.

 

Напомним, что негарантированная ликвидационная стоимость – это оценочная стоимость предмета аренды в конце срока аренды, без предоставления арендодателю гарантии, что стоимость этого предмета аренды не будет ниже указанной.

 

Проще говоря, негарантированная ликвидационная стоимость актива – это оцениваемая арендодателем стоимость, которую будет иметь актив в конце срока аренды.

 

Ради любопытства мы можем рассчитать величину этой негарантированной стоимости для данной задачи. Воспользуемся уравнением 1 и подставим в него данные из задачи.

 

Чистая инвестиция в аренду на 1.04.2016 = 200 х 3.80 + Приведенная сумма НЛС = 771 + 20

 

упрощая это выражение:

Чистая инвестиция в аренду на 1.04.2016 = 760 + Приведенная сумма НЛС = 791 тыс. долларов.

 

Приведенная сумма НЛС = 791 – 760 = 31 тыс. долларов.

 

Таким образом, негарантированная стоимость (ожидаемая стоимость актива) в ценах 2021 года = 31 х 1.15 = 50 тыс. долларов.

 

Задание 2b

 

Недостаточно данных в задании для классификации аренды в качестве финансовой (или операционной).

 

В условии задания указано, что каждое из предприятий оплатило по 25 млн. долларов за аренду склада сроком на 25 лет. При этом, в ответе экзаменатор классифицирует данный тип аренды как финансовый, отражая актив в виде основного средства в сумме 25 млн. долларов.

 

С точки зрения МСФО (IAS) 17 «Аренда» (которое тестируется в эту сессию) недостаточно данных для однозначной идентификации аренды в качестве финансовой. То есть экзаменатору нужно было указать, либо справедливую стоимость данного склада, либо оставшийся срок его полезного использования.

 

Допустим, если срок полезного использования склада равен 50 годам, то данная аренда должна быть классифицирована как операционная. В качестве расхода, мы также признаем 1 млн. долларов (но уже не как амортизацию основного средства, а как расход по операционной аренде). Актив на отчетную дату, также будет признаваться в размере 24 млн. долларов, однако он будет классифицироваться как дебиторская задолженность и разделяться на долгосрочную (23 млн. долларов) и краткосрочную часть (1 млн. долларов).

 

Решение экзаменатора очень близко к требованиям нового стандарта МСФО (IFRS) 16 «Аренда». Действительно, для первоначальной идентификации 25 млн. долларов в качестве актива не нужны дополнительные признаки, о которых говорилось выше. Однако, нужно иметь в виду, что данный актив должен быть классифицирован как «актив в форме права пользования», а не как основное средство. Вообще-то, МСФО (IFRS) 16 позволяет в некоторых случаях учитывать право аренды в качестве основного средства, но для этого опять же необходима дополнительная информация.  

 

Ошибка экзаменатора в части отражения полученной платы за доставку товаров в отчете о совокупном доходе в виде уменьшения операционных затрат.

 

Один из элементов сценария задачи – это выставление покупателям счетов за доставку товаров на сумму 2 млн. долларов.

В своем ответе экзаменатор, отнес данную сумму на уменьшение операционных расходов.

 

Можно с большой долей уверенности сказать, что в данном случае это ошибка экзаменатора.

Так как в задании четко указано, что данные суммы выставляются именно покупателям, то данная операция попадает под действие МСФО (IFRS) 15 «Выручка по договорам c покупателями».

 

Услуги доставки товаров (см. пункт 27 МСФО (IFRS) 15) – это отличимые обязанности к исполнению:

  • которые отдельно идентифицируемы от других обещаний (по ним выставляются счета);
  • от которых покупатель может получить выгоду.

 

Таким образом, при выполнении обязанности по доставке товаров продавец должен отразить выручку в отчете о совокупном доходе (см. пункт 31 МСФО (IFRS) 15), а, ни в коем случае, не уменьшить операционные расходы. 

 

Кроме того, экзаменатором нарушен пункт 32 МСФО (IAS) 1 «Представление финансовой отчетности», который вводит запрет на взаимозачет доходов и расходов, если это прямо не разрешено международными стандартами.

 

Задание 2c

 

Неверная интерпретация претендентами условия задания

 

Экзаменатор абсолютно корректно сформулировал задание 2с и привел его решение.

 

Однако, некоторые претенденты неверно классифицировали финансовые затруднения дебитора, выявленные через 20 дней после отчетной даты, как корректирующее событие. При этом претенденты ссылались на пункт 9(bi) МСФО (IAS) 10 «События после отчетного периода», где приведен пример того, что банкротство покупателя, произошедшее после отчетного периода, является корректирующим событием.

 

При анализе пункта 9(bi) МСФО (IAS) 10 необходимо иметь в виду, что банкротство дебитора, после отчетной даты скорее всего подразумевает, что он испытывал финансовые затруднения и на отчетную дату и, следовательно, мы обязаны провести корректировку дебиторской задолженности на отчетную дату.

 

Однако, в экзаменационном задании 2с было прямо указано, что на отчетную дату «не было оснований считать, что предприятие Z не сможет оплатить 10 млн. долларов к 30 апреля 2017 года». Таким образом, на отчетную дату предприятие Z было полностью платежеспособным, а его банкротство было вызвано обстоятельствами, произошедшими в течение 20 дней после окончания отчетного периода. Примерами таких внезапных событий может служить крупная авария на заводе или стихийные бедствия, приведшие к тому, что предприятие Z не сможет продолжить работу в дальнейшем. 

 

Таким образом, финансовые затруднения предприятия Z необходимо классифицировать как некорректирующее событие, и раскрыть данную информацию в примечаниях к финансовой отчетности.

 

Задание 4-2

 

Спорный момент в ответе экзаменатора в части учета выданного займа по справедливой стоимости через прочий совокупный доход.

 

В принципе, у претендентов не должно было возникнуть сложности с ответом на данный вопрос, так как экзаменатор в задании четко направлял претендентов на описание порядка учета долговых финансовых инструментов, учитываемых по справедливой стоимости через прочий совокупный доход.

 

Однако, сама формулировка задания и выводы экзаменатора требуют небольших уточнений.

 

Напомним, в сценарии задания одному из поставщиков предоставлен займ. При этом стажер, от лица которого задается претенденту вопрос, пишет: «в случае изменения процентных ставок мы можем рассмотреть передачу прав по займу третьей стороне».

 

В своем ответе экзаменатор делает вывод о том, что займ должен учитываться по справедливой стоимости через прочий совокупный доход, аргументируя следующим:

  1. Актив должен учитываться по амортизированной стоимости если он удерживается «в рамках бизнес-модели, целью которой является удержание финансового актива для получения предусмотренных договором потоков денежных средств».
  2. «Это условие не удовлетворяется с учетом возможности передачи прав по займу при росте процентных ставок».

 

Необходимо отметить, что данный вывод не является однозначным. Дело в том, что бизнес-модель применяется предприятием для управления своими финансовыми активами и не зависит от намерений руководства в отношении отдельного инструмента (пункт В4.1.2. МСФО (IFRS) 9), который может быть продан при определенных ситуациях (пункт В4.1.2С. МСФО (IFRS) 9).

 

То есть, порядок учета актива по амортизированной стоимости не требует его однозначного удержания до срока погашения. Данный актив может быть продан до срока погашения и примеры этого приводятся в пунктах В4.1.2.А, В4.1.3А. и В4.1.4 МСФО (IFRS) 9.

 

Несколько примеров ситуаций, при котором возможна продажа актива, при этом актив продолжает учитываться по амортизированной стоимости:

  • актив будет продан при наступлении «стрессового» (или «наихудшего») сценария, который не рассматривается руководством как вероятный, но все же возможен;
  • актив будет продан при значительном увеличении кредитного риска;
  • актив будет продан при возникновении неожиданной потребности в финансировании.

 

Условие экзаменационного задания очень похоже на пример «стрессового» сценария, когда при изменении процентных ставок компания рассматривает возможность продажи займа третьей стороне.

 

Кроме того, необходимо отметить, что бизнес-модель, целью которой является получение предусмотренных договором денежных потоков и денежных потоков от продажи актива, подразумевает то, что продажа актива является неотъемлемым условием достижения целей денной бизнес-модели (пункт В4.1.4А. МСФО (IFRS) 9). То есть руководством заранее должна быть определена цель использования данного финансового актива. Чаще всего данные финансовые активы используются для:

  • поддержания операционной ликвидности;
  • поддержания определенного уровня доходности инвестиций;
  • накопления средств для будущих капитальных вложений.

 

В условиях задания нет никаких указаний на то, что, выдавая займ, руководство преследовало какие-либо цели, связанные с управлением ликвидностью или доходностью, то есть намеревалось использовать бизнес-модель, целью которой являлось бы получение денежных потоков как предусмотренных договором, таки и от продажи актива.

 

В условии указано, что заемщиком выступает «один из основных поставщиков». То есть цель займа – это поддержка своего ключевого партнера. Поэтому данный займ все же должен учитываться по амортизированной стоимости по модели эффективной ставки процента.

 

Однако, повторим, что само экзаменационное задание было построено таким образом, что претенденту необходимо было описать учет долговых финансовых активов, учитываемых по справедливой стоимости через прочий совокупный доход.

Вернуться к списку комментариев 

 

Яндекс.Метрика

© 2009-2019 MSFO-Training.ru ИП Кузьмин Михаил Юрьевич. Все права защищены. +7 (499) 703-51-91, e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.